Тема трансформации в творчестве Михаила Шемякина занимает особое место. В разное время внимание художника приковывают китайские иероглифы, древнегреческая скульптура, архитектурные планы, топографические карты, ботанические рисунки, а также работы старых и новых мастеров, таких как Диего Веласкес, Джованни Тьеполо, Василий Кандинский, Павел Филонов, Марк Шагал и др.

[notify_box font_size=»13px» style=»green»]В нашем Киоске можно приобрести каталог выставки «Трансформации Пикассо»[/notify_box]

Большинство трансформаций выполнено цветными карандашами на черной бумаге. На темном фоне цвет выявляет себя гораздо более активно и не распыляется, как на белой бумаге. Темный фон словно выталкивает цвет на свою поверхность и понуждает его говорить на своем языке, сильнее и ощутимее выявляя синтез оттенков. Техника работы цветными карандашами в сочетании с масляной пастелью чрезвычайно важна для художника в смысле более точной передачи метафизических прозрений и освоения новых горизонтов эстетического пространства.

В 80-е годы Михаил Шемякин многократно обращается к творчеству Пабло Пикассо, на его работы он сделал около 60-ти реплик, порой объединяя два произведения мастера в одной трансформации. Так, Шемякин поступает с женским портретом 1937 года и работой «Кот и птица» 1939 года, синтезируя образы в общую композицию и придавая им новое колористическое осмысление.

Диалог художника со знаменитым полистилистом 20 века объясняется, с одной стороны, их общим стремлением к поиску архетипической формы в искусстве, а с другой – постоянной жаждой новаторства. Известно, что живопись и скульптура Пикассо во многом базируется на изучении африканской и океанической скульптуры, что было тенденциозно для европейского искусства того времени. Она же, зачастую, лежит у истоков работ Шемякина, но не только. Вырабатывая свой художественный язык художник в разное время обращался и к русской иконе, и к лубку, и вообще, много занимался анализом культуры разных эпох и народов. Но каждый раз преодолевая все новые и новые границы его искусство становилось универсальным.

Продолжая развивать линию общности двух мастеров, стоит отметить, что их обоих увлекала возможность смелого деформирования в живописи. Так, Пикассо к 30-м годам преодолел крайности игрового разложения художественного образа в кубизме, сохранив при этом принцип деформации, что позволило ему обратиться к интерпретации классиков европейской живописи. Шемякин, в свою очередь, у старых мастеров получал уроки по созданию концепции метафизического натюрморта, именно они раскрыли ему секреты магически искривлённых линий. Прием деформации и художественного искажения формы станет излюбленным в творчестве Михаила Шемякина. Столь рано пробудившееся у него гротескное чувство формы в полной мере показывает и наша выставка «Трансформации Пикассо».

Мощное искусство Михаила Шемякина необычно, непредсказуемо и,одновременно с тем, напоминательно, оно предлагает нам прямые ассоциации с формами далеких и близких эпох.

Художественный директор Фонда

Сазонова Ольга Анатольевна.

Фото с прошедших выставок:

[video_frame][iframe url=»https://www.youtube.com/embed/tSXcRdXZTdM» width=»572″ height=»312″][/video_frame]