Разрезая пространство

Предметом искусства стали прорехи и трещины

Фонд Михаила Шемякина проводит выставку «Разрез в искусстве», в рамках которой представлены весьма экзотичные на первый взгляд «субстанции», такие, как прорези, разрезы, трещины и разрывы художественного пространства и формы. Таким образом, из более привычных для обывателя медицинских и портняжных категорий нарушение какой бы то ни было целостности переходит в плоскость метафорическую, обремененную дополнительными смыслами.

Надо признать, что лавры первых «нарушителей» целого принадлежат отнюдь не вооружившемуся ножницами (скальпелем, бритвой, ножом) человеку, а природе и времени. Трещина на фасаде исторического здания; растрескавшаяся от засухи земная поверхность; лопнувший от спелости фрукт достойны ничуть не меньшего внимания, чем «пронзенный» холст. Однако именно вышеупомянутый холст манифестировал преобразования в искусстве столь радикальные, что оказался на «иерархической» лестнице вблизи легендарного «Черного квадрата».

Впервые холст проткнул в своей серии картин Buchi итальянский абстракционист Лючио Фонтана. Случилось это знаменательное событие в 1949 году. Годом раньше неутомимый новатор выступил с «Белым манифестом», где предложил рассматривать живопись и скульптуру как один вид искусства, объединяющий цвет, звук, пространство, движение и время, и окрестил новое направление спациализмом. Работая над серией картин «Пространственные концепции», художник щедро наносил на холсты надрезы, разрывы, отверстия и царапины. Изображения красных и синих разрезанных холстов Фонтаны имеются в научно-исследовательском разделе нынешней экспозиции.

Разумеется, не обошлось в этой части и без концептуальных образцов от сэра Эдуардо Луиджи Паолоцци, Роя Лихтенштейна и Эрвина Олафа. Да и много без кого не обошлось.

«Свежую» же мысль (которая при ближайшем рассмотрении может быть и не такой уж «с пылу с жару») в освоении заявленной темы можно отыскать в работах художников, представивших свои произведения «живьем». Однако ничего принципиально нового, тем более «затыкающего за пояс» мэтров не наблюдается.

По большей части все сводится к «подглядыванию»: кто-то подглядывает за растением, пробившимся сквозь толщу асфальта; кто-то за бригадой странноватого вида докторов, выполняющих операцию «кесарево сечение»; кто-то – в альбомы репродукций с картин того же Фонтаны. В принципе, вдохновить творца может что-то уже известное и ранее отраженное в искусстве, в этом вовсе нет криминала. И новые образы могут оказаться ничуть не хуже, чем у предшественников, тем более что исследуемый Михаилом Шемякиным феномен стоит того.

Источник — «Новые известия»

0

Добавить комментарий


Нажимая на кнопку «Добавить комментарий», я даю согласие на обработку персональных данных.