Михаил Шемякин: «Если человек впадает в гордыню, это опасно для мира»

Михаил Михайлович Шемякин — художник и скульптор. Лауреат Государственной премии РФ, народный художник Кабардино-Балкарии и Республики Адыгея, почетный доктор Университета Сан-Франциско.
Алексей Лушников — телеведущий, создатель и владелец телеканала «Ваше общественное телевидение!».

— А.Л: Здравствуйте, уважаемые телезрители! В эфире — «Особый взгляд», и я с большой радостью представляю нашего гостя, Михаила Шемякина. Еще раз здравствуйте, Михаил Михайлович! Я думаю, что особые представления здесь не нужны.
— М.Ш: Не при чем.
— А.Л: Телефон прямого эфира известен. Звоните, мы будем брать трубочку. Михаил Михайлович…
— М.Ш: Давайте просто Михаил. Для меня это проще и привычнее. Потому что я живу там, где отчеств нет, но уважения к человеку гораздо больше. А то здесь всегда: «Иван Иванович! Иван Порфирьевич!», а затем: «Сволочь вы большая!». Так что лучше Михаил.

— А.Л: Михаил, я начну с глобальных тем. На ваш взгляд, современное общество, какое оно? Вы довольно часто приезжаете в Россию, ведете здесь дела и можете сравнивать. Где мы сейчас находимся?
— М.Ш: Когда вы начали говорить о современном обществе, у меня в голове сразу мелькнула мысль: «А вам самим все это не надоело?». Я внимательно читаю газеты и журналы, иногда смотрю – нет, не телевизор, его у меня просто нет – интернет, если его включает мой помощник. И вижу «Вести», в которых 90% времени русский мужик должен слушать о том, что произошло на бирже. Хотя главная проблема сейчас – воровство. Я думаю, что придет время, очень интересное для психиатров и психологов, которые напишут тома об эпохе великого воровства, грабежа и разбоя, как я ее называю. Может, это проявление русского характера, ведь мы ничего не умеем делать наполовину. И если уж начали воровать, то так, что весь мир широко раскрывает глаза в немом удивлении. А когда узнает, что творится на самом деле, тихо присядет, не понимая, как такое могло свершиться. А у нас запросто!

Или я вижу, как выступает скоро уходящий президент России. Симпатичный парень и беспрерывно кого-то увольняет. Проворовался один генерал, десять и т.д., и он гордо сообщает, что отправил в отставку чуть ли не 300 генералов. Просто уволил, хотя люди украли два или три миллиарда! Наверное, их плавно, под ручки перевели в другое учреждение, где можно будет воровать с удвоенной или утроенной силой. По-моему, сегодня уже никто не верит этой болтовне. Все — от министра внутренних дел до премьера – только и делают, что призывают бороться с коррупцией. А на самом деле, бороться не надо. Выполняйте закон, и все!

Вы спрашиваете, в каком обществе мы сегодня живем. Я бы сказал, что в безумном и абсурдном. Потому что есть самая богатая страна в мире, где представлена вся таблица Менделеева и живет удивительный народ, но при этом на таланты не отпускается ни денег, ни продуктов, ни черта. Одни призывы — быть сильными и мощными физкультурниками, получать образование или чем-то блеснуть. Бодрый мальчик кричит с экрана телевизора: «Спорт учит меня побеждать!». Нет, спорт учит побеждать на соревнованиях, а одерживать победы в жизни помогают прежде всего знания. Которые господин Фурсенко, по-моему, тихо отгребает от детей. Если посмотреть, сколько отпущено часов на изучение русского языка, вспоминаются нацисты, которые считали, что покоренному народу и нации рабов, — а славян они считали именно таковыми, — родной язык не нужен. Понял, что тебе скомандовали, повернулся и пошел вон. Все!

Я с ужасом смотрю на все это и задаю себе вопрос: почему люди, которые здесь живут, не понимают, что наступило царство абсурда? В самой богатой стране живет самый нищий народ! Конечно, я не сравниваю с Африкой и дикими племенами, которые до сих пор ходят голыми. Но все знают, что глубинка влачит жалкое существование. Я бывал в российской провинции и видел, как там живут люди. Самое страшное, что если раньше лозунгам господ-коммунистов верили, то сегодня громогласное «Поднимемся с колен!» и «Сделаем Россию сильной!» воспринимается с иронией. Все устали от призывов и хотят просто нормально жить.

То, что сбалансировал премьер-министр, который снова станет президентом, кажется людям колоссальным достижением. Только не всколыхните, чтобы снова не оказаться с голой задницей и не менять посуду на продукты! Все панически боятся перемен. Но если нынешнее царство абсурда будет продолжаться, терпение народа однажды лопнет. Думаю, многие это чувствуют.

— А.Л: На ваш взгляд, акции протеста в декабре 2011 года и в начале текущего — случайность? Или все-таки механизм новой системы, которая будет расти?
— М.Ш: Я согласен с Лукиным. Он, по-моему, присутствовал на всех митингах и площадях. Замечательный человек! Мы познакомились, еще в его бытность посла распадающегося Советского Союза в Вашингтоне. Так вот он сказал: «Я был впечатлен и даже горд за россиян. Потому что все проходило достойно. Такое ощущение, что проснулась настоящая гражданская сознательность. Люди вышли и спокойно ее продемонстрировали». Я думаю, что правительство, несмотря на занятость финансовыми делами, обратило на это внимание. И что Владимир Владимирович Путин — человек весьма наблюдательный и умный, с которым я тоже лично знаком и не раз встречался, — прекрасно понимает: если данные сегодня обещания не выполнить в течение ближайших двух лет и позволить процветать коррупции и семейственности, по сути — издевательству над российским народом, начнутся большие проблемы.

— А.Л: Михаил, а если встать на место Путина? Допустим, Михаила Шемякина выбирают президентом. Какие бы действия он предпринял как глава государства? Помните «Как нам обустроить Россию» Солженицына?
— М.Ш: Как обустроить? У меня всегда один план в голове, и я даже в самом страшном сне не представляю себя на месте Путина. Это тяжелый пост. Но думаю, что если бы вдруг я очутился в президентском кресле, прежде всего сказал бы: «Господа офицеры и граждане свободной демократической России! Отныне мы будем соблюдать законы. Все!». Наверняка ищут какие-то выходы, но дальше призывов, в том числе у молодого и симпатичного Медведева не идет. Хотя на самом деле все просто. Я, например, большую часть своей жизни провел в США – почти 30 лет — и видел, как там из-за $5000 посадили коллекционера и сенатора. Судья сказал ему: «Мы знаем, что вы много сделали для Нью-Йорка и Америки. Но, простите, закон есть закон. И за то, что ваши друзья летали в Италию смотреть регби, хоккей и прочее на деньги Государственного резервного фонда, вы отсидите положенные два года». Позор страшный! Еще был скандал, когда одному чиновнику из Белого дома японцы подарили дорогие часы. По закону их нужно зарегистрировать, а он взял и спрятал в сейфе. И в итоге чуть не лишился поста. До конца рабочего дня фиксируется любой, даже самый скромный подарок!

Америка — не рай, и я сам был свидетелем многих неприятных вещей. Какое-то время жил в довольно страшном на тот момент районе черных пуэрториканцев – в Сохо, где без ножа и дубины просто нельзя было выйти на улицу. Потом его купила сицилийская мафия, и криминал исчез. Сейчас это один из самых дорогих и шикарных районов Нью-Йорка. Мне пришлось оттуда уехать, потому что стало не по карману снимать часть старой фабрики, за которую раньше я платил всего $200.

Да, в Америке есть бандиты и преступления, но чтобы напасть на ветерана войны 86 лет – вьетнамской или любой другой, — и пытать, чтобы узнать, где деньги, а потом срезать медали, связать, облить бензином и уйти… И ведь это не первый и не единственный случай в России. Я люблю изучать психологию человека и темные стороны его души, как и светлые, но мне трудно представить подобное в США.

Куда мы идем? Цинизм, который сегодня развился у молодежи, напоминает мне пророческие слова Солженицына в одном из его старых выступлений. Я даже храню вырезку из газеты с текстом. Это было обращение к власть имущим в начале перестройки. Александр Исаевич тогда сказал буквально следующее: если мы еще раз обманем российский народ, получим поколение, которое в своем цинизме и жестокости заставит всех содрогнуться, и нас самих в первую очередь. Сегодня именно это и происходит. Мы уже почти привыкли смотреть интервью с людоедом – молодым парнем, который съел свою возлюбленную вместе с приятелем и ее подругой. Оказывается, определенные части человеческого тела не очень хороши на вкус…

Можно ли было представить подобное 30-40 лет назад? Чтобы советский гражданин сидел перед экраном телевизора и слушал такие откровения?! А мы потихоньку втягиваемся, считаем это чуть ли нормой. И активное участие в разложении общества принимает министерство культуры. Есть замечательный человек, с которым я в свое время дружил, — Саша Авдеев. Профессиональный дипломат, а его вдруг взяли и пересадили в министерское кресло. Какой он, к черту, министр культуры? Сколько было статей и пародий! Человек действительно оказался не на своем месте: всего боится и ни черта не может сделать, потому что дипломат. Парижане его просто обожали.
— А.Л: Да, любили.

— М.Ш: А сейчас к нему, министру, нормальные люди и люди искусства относятся, как к клоуну. И ведь не вор, не стяжает, ничего! Каким образом в его голову закралась шальная мысль дать шпанистой молодежи премию за то, что они нарисовали член белой краской на Литейном мосту? И ведь сделал! Что будет дальше? Я представляю, сколько художников на Западе готовы заплатить за такой пиар. Потому что вокруг этого члена возникли фонтаны публикаций и телепередач, россыпи фотографий. Один журнал даже обложку из этого сделал. Школьники 14-15 лет, интересующиеся искусством, покупают единственный порядочный журнал — «Арт-хроника» — и там читают и видят, за что люди получили премию от Министерства культуры, то есть от государства. Вот так инновация: член, который встал вместе с мостом и показал всем фигу! Попробовали бы они сделать подобное во времена моей молодости, так я бы первый снял перед ними шляпу – провожая в машине, которая увозила бы их в дурдом на всю оставшуюся, причем вдали от любимых городов.

А школьники взяли идею на вооружение: пришли к учительской с фломастером и сделали перформанс, свою инновацию — здесь женский половой орган, а там мужской. Раз-два, кто-то хлопнул дверьми, и встал! И ведь они будут ждать за это не исключения из школы, а кусок пирога или поездку в «Артек». Понимаете? Вот к чему мы подталкиваем. Поэтому не спрашивайте, почему дети безобразно себя ведут и кто-то кого-то ест. Потому что вместо того, чтобы показывать классику, мы показываем каннибала, пусть и в исполнении блестящего актера Энтони Хопкинса. Просто есть вещи, к которым мы еще не готовы.

Никогда не забуду, как после изгнания из Советского Союза я со своей первой женой и дочкой отправился в какой дешевый кинотеатр смотреть фильм ужасов. Сегодня я над этим смеюсь, а тогда… Мы все месяц не могли уснуть, потому что нас мучили кошмары. Мы были простыми советскими людьми и привыкли к тому, что в любой момент могут прийти, арестовать и увезти на принудительные работы или упрятать в психушку. Однако смотреть, как один человек пожирает другого, или как бегают монстры, оставляющие за собой зеленые следы, было физически страшно. Я догадываюсь, сколько преступлений совершается из-за потока грязной информации, что обрушилась на сознание постсоветского человека. Иногда говорят, что Голливуд – дерьмо. Но там делают грандиозные фильмы и, кстати, часто наши соотечественники, евреи из Одессы. Покупали бы хорошие фильмы! Но гораздо выгоднее привозить дешевки, так называемые «tax-фильмы». Под них, конечно, можно подремать, если нечего делать…

Я всегда был против цензуры, но сдерживающее начало необходимо. Может быть, контроль над торговцами, перекармливающими народ порнухой и хренью, причем на государственном телевидении. Не знаю, в чьих руках оно сейчас находится, но мне кажется, что если этот поток не остановить, будет плохо.

— А.Л: Ведь идет настоящее давление на мозги. Я не единожды рассказывал историю, как в течение минутного анонса показывают несколько десятков видов убийства. И ротация идет сутками, то есть смотрят все: маленькие дети, школьники, бабушки и дедушки. Значит, появление геев и лесбиянок на улицах – это пропаганда и нарушение закона, а такие анонсы на телевидение – нормально?! Хочется спросить, что наносит больший ущерб психике: выступление Мадонны в Петербурге или телесериалы, тиражирующие агрессию?
— М.Ш: Это лицемерие, проявившиеся в очень яркой форме. Как и чиновники – вчерашние атеисты и обладатели партийных билетов, сегодня не пропускающие ни одной православной службы. Все эти, извините, протокольные рожи, которые смотрят друг на друга, желая понять, как правильно креститься – слева направо или справа налево. И совсем муторно становится, когда я вижу, что патриарх, потрясая посохом, кричит о явлении дьявол в лице девочек из… Как они правильно называются?
— А.Л: Pussy Riot («Пусси Райот»).

— М.Ш: Да, что они надругались над чувствами верующих. Мне сразу хочется спросить: «Отче, ты понимаешь, что призываешь к убийству?». Ведь многие люди уже готовы взяться за топоры и укокошить этих несчастных девчонок. А каким образом тогда вползти в рай? Хочешь обвинить, так выйди и скажи: «Россию обворовывают! Вывозят деньги! Сволочи и паразиты сидят в Кремле и на высоких должностях на местах. Что вы делаете, растлители сознания?». Нет, вокруг этого все спокойно. А то, что девочки выскочили и что-то пропели, – караул. Но ведь в конце концов не смертельно, ничего не осквернили. Если не ошибаюсь, на масленицу я услышал довольно толковее выступление священника с фамилией на букву К.
— А.Л: Кураев?

— М.Ш: Да, Кураев. Он сказал, что пригласил бы их на стопочку водки: посидели бы, поговорили, и все. Потому что если культурный человек прочтет исследования великого аналитика культуры смеха Бахтина, переведенные на все языки мира, он узнает, что в знаменитый День дурака даже в церквях проходили мессы наоборот.
— А.Л: В православных?

— М.Ш: Нет, тогда православия еще не было. Просто меня удивляет лицемерие. На мой взгляд, корень всех бед в феноменальном лицемерии, которое стало нормой повседневной жизни. Оно проявляется во всем. Скажу прямо, я — не поклонник клириков, потому что лично мне для общения с богом проводник не нужен. Но ведь они начинают вести политическую жизнь и вмешиваться буквально во все, учить, в чем ходить и что делать, какой художник плохой, от беса, а какой от Бога. Учитывая, что большинство из них — безвкусные и безграмотные мужики, становится горестно. И хочется сказать: «Господа, церковники! Вы столетиями управляли мозгами православной России. Так почему за столь кроткий срок те же люди, которые целыми селениями стояли на молебнах, перебили тысячи священников? Какое издевательство учинили над церковью! Значит, в вашем поведении и быту что-то было не ладно. Мгновенно такая агрессия не вспыхивает. А, казалось бы, православная Русь…».
— А.Л: Набожная и намоленная…

— М.Ш: Ладно, не понравился царь и убили помазанника божьего. Хотя я — не из числа поклонников Николая II и когда вижу, что он канонизирован, мне становится не по себе. Ведь в народе его звали «Николашка кровавый». Он совершил массу преступлений в отношении к России: предал Белое движение, отрекся в тяжелый для страны момент.
— А.Л: Причем за себя и за детей.
— М.Ш: Да. А сегодня смотришь – святой мученик. Впрочем, не мое дело, попы в этом лучше разбираются. Но у меня есть свое мнение, и когда я смотрю, как они начинают маршировать и пытаются всех учить, тянет напомнить: «Вы уже настроили против себя большинство интеллигенции, ведете себя не совсем подобающим образом и непрямодушны». Почему сегодня любой серьезный журналист больше священник и обличитель, чем настоящий поп? Он не боится! А те, которые должны обличать, занимаются ерундой. Недавно в газете «Культура» какой-то протоиерей «наехал» на Ксюшу Собчак за фотографию с иконой Ксении Блаженной и в модной шляпке. Мол, она не достойна носить имя святой и вообще ведет страшный образ жизни. Сколько людей не достойны своих имен? Ересь и чепуха, просто стыдно! Особенно потому, что это напечатано в газете под названием «Культура». Причем вроде бы там сменилось начальство, а я читаю глупейшую статью главного редактора, которая поливает грязью Аллу Пугачеву за то, что у той есть свое мнение. Намеки совершенно нелепые и грязные. Все на уровне коммунальной кухни. И это один из главных материалов номера. Как дальше жить и чего требовать, если попы стали в СМИ объяснять, что плохо, а что хорошо. Ты в церкви объясняй, а на страницах «Культуры» мы сами разберемся!

— А.Л: Да. Давайте звоночек снимем. Здравствуйте, говорите, пожалуйста!
— ЗРИТЕЛЬ: Добрый вечер! Это Вячеслав. В Петербурге всегда рады видеть Михаила Шемякина! Прежде, чем задать ему вопрос, скажу два слова. Авторы художества на Литейном мосту сказали, что это протест против рабства сексменьшинства у чекистов. И, кстати, министерство подтвердило, что в России до сих пор есть рабство по понятиям. Я считаю, что это их личное дело: хотят бороться с рабством, пусть борются. Теперь вопрос для Михаила. То, что сейчас происходит в России, мы могли бы иметь еще 60 лет назад, если бы Берия остался жив и оправдал доверие. По вашему мнению, маршал Жуков, который ликвидировал Берию, — герой, который спас страну от диктатуры чекистов и так называемой «управляемой демократии», или преступник, в результате действий которого Советский Союз развалился?
— А.Л: Спасибо.

— М.Ш: И что мне ответить? Если вернуться к истории с членом, нарисованным на мосту, и посмотреть на это, как на акцию в защиту геев, непонятно, почему забыли о лесбиянках. Тогда надо было рисовать и второй орган. Мне кажется, это все отговорки. Понятно, что ребята хотели привлечь к себе внимание, и задачу выполнили. Но я считаю, что сегодня мы и так много хулиганим в искусстве и с бешеной скоростью теряем профессионализм. Тот, которым Россия гордилась. Ведь русская школа всегда была самой сильной. Когда я получил государственную премию, в знак благодарности отдал деньги своим учителям, которые меня воспитывали, причем сурово. Грубо говоря, лупили, чтобы нормально рисовал. Сегодня же все поощряется. Нарисовали член… Хотя бы потренировались на пустыре. Если бы об этом так много не писали и не шумели, я бы вообще подумал, что это плохо нарисованная морковка.

Что касается Жукова, мне трудно ответить на вопрос. Объясню почему. Мой отец очень рано вступил в Красную армию, и у него были свои психологические проблемы. В 13 лет уже командовал взводом. Сейчас в Музее армии хранятся его ордена и медали, среди которых — первые ордена Красного знамени, № 7 и № 13, врученные лично в то время комбригом Жуковым. Под его началом отец сражался с Петлюрой и другими элементами «белой заразы». Став маршалом, Георгий Константинович много раз спасал отца от расстрела — он любил в лицо высказывать все, что думает, причем всем, не исключая маршала Баграмяна, которому заявил: «Дурак вы, товарищ маршал!». С отца шесть раз сдирали погоны и неоднократно ссылали. Можете себе представить! Отец сам дважды выносил раненого комбрига с поля боя. Поэтому я не могу сказать ничего плохого о маршале Жукове, даже если он погубил такого доброго и хорошего человека, как Берия. У меня к нему особое отношение.

— А.Л: Еще звонок. Здравствуйте, говорите, пожалуйста!
— ЗРИТЕЛЬ: Здравствуйте! Это Виктор Петрович. Я хочу сказать, что Бог создал жизнь для человека и для того, чтобы он мог познать ответ. Жизнь и есть ответ. Церковь ближе всех к Богу и изучает, как он создал жизнь. А каждый человек должен изучать Библию, потому что это наша история. Но это не значит, что нам нужно диктовать и всему учить. Так учеников можно и дураками сделать. Всего хорошего!
— А.Л: Спасибо.
— М.Ш: Спасибо большое. Коротко, интенсивно и по делу. Полностью подписываюсь. Спасибо большое.

— А.Л: Есть мнение, что за такое количество веков Библия – основная книга человечества – не могла сохраниться без внесения каких-то изменений. Возникает вопрос: где первоисточник? И насколько Библия, изданная в 2012 году, соответствует тому, что читали 2000 лет назад?
— М.Ш: Все сохранялось и передавалось. Кстати, хорошо, что заговорили о Библии. Я давно изучаю Талмуд, и у меня много знакомых раввинов. Я — единственный человек, которому рабби Шнеерсон (Менахем-Мендл Шнеерсон, Любавический ребе — глава иудейского религиозного движения Хабад, один из самых видных еврейских деятелей XX века – прим. ред.) разрешил сделать свой портрет. Конечно, на заказ. Почему он выбрал именно меня, понятия не имею. Я вообще не имею отношения к богоизбранному народу. Хоть русские считают себя таковыми. Евреи говорят, что они – божьи избранники. А немцы в свое время назвали себя высшей расой и не церемонились с евреями… Как бы там ни было, если человек в единственном числе или множественном начинает впадать в гордыню, это всегда опасно для мира.

Что касается Библии, то в еврейских семьях мужчинам до 45 лет запрещено ее читать. Женщинам вообще нельзя прикасаться. А в христианской церкви, по-моему, блаженный Августин писал, что душа существует только у мужчины, у женщины ее нет: «Токмо пар». Я с этим категорически не согласен и считаю, что женщины нам, мужчинам, порой так нос утирают, что носопырка болит.

— А.Л: Здравствуйте, говорите, пожалуйста!
— ЗРИТЕЛЬ: Добрый вечер! Это Дмитрий. Михаил, а как вы относитесь к информации о том, что наша гордая православная церковь отвоевало себе известную клинику в Московской области? Они долго боролись и наконец получили желаемое. Агрессия достигла предела!
— А.Л: Подождите секундочку. Я правильно понял: была клиника, на которую претендовала Русская православная церковь, и она ее…

— ЗРИТЕЛЬ: Клиника государственная. Она якобы находилась на территории монастыря, и РПЦ отвоевала эту территорию.
— М.Ш: То есть фактически выгнала больных детей?
— ЗРИТЕЛЬ: Да-да, выгнали больных детей.
— М.Ш: Ну это христианский поступок!
— ЗРИТЕЛЬ: Ведь настоящая агрессия! И второй вопрос. Вы много раз встречались с Путиным. Не кажется ли вам, что…
— М.Ш: Не так много, но не один и не два.

— ЗРИТЕЛЬ: Да, я понимаю. Наверное, вы заметили, что он никогда не меняет своих решений и никогда ни перед кем не извиняется. А тут вдруг извинился перед православным миром за «Пусси Райт» и дал гарантию, что такое больше никогда не повториться. Мне кажется, что все идет оттуда — и агрессия церкви, и их бизнес, и наглость, и никчемность. Ведь они ничего не умеют! Я много лет работал в НИИ, который раньше находился на территории Новодевичьего монастыря, и часто контактировал с ними. Абсолютно необразованные люди! Я не против православия, но люди, который сейчас пришли в РПЦ…
— А.Л: Спасибо!

— М.Ш: Вы знаете, мне кажется, что Владимир Владимирович извинился не только за этих хулиганистых девочек, но и за свое старое, я считаю, неправильное и оскорбительно, особенно для кавказцев, выражение. Я всегда подчеркиваю, хоть это сейчас и немодно, что я лицо кавказской национальности. Ведь когда Путин говорил, что мы будем террористов, — на тот момент, естественно, подразумевались люди кавказского происхождения, в первую очередь чеченцы – «мочить» в сортире, это же шел чистый блатняк! Я даже прочитал в каком-то его интервью извинение за те слова. Так что он повинился не только перед церковью.

Хотя, конечно, он — президент огромной страны и, на мой взгляд, не должен произносить слова, поощрительные для патриарха. Потому что нет никаких гарантий. Сегодня совершенно другая молодежь. Мы в свое время мало чего боялись и с подозрением относились к людям, которые не сидели или не прошли принудительное лечение. А нынешняя молодежь – это смелые и интересные люди. Поэтому давать гарантию как минимум неосторожно. Могу привести пример из своего личного опыта. Я был послушником в Псково-Печерском монастыре — в свое время решил стать монахом. Я там жил, занимался реставрацией, работал проводником в пещерах, где покоятся старцы и усопшие монахи, даже был келейником у отца наместника – замечательного и странного человека. Кстати, всем очень советую прочитать книжку, которую написал духовник Путина. Как его? Забыл! Она только что вышла и называется «Несвятые святые» (автор – архимандрит Тихон (Шевкунов) – прим. ред.). Удивительная книга, интересная, остроумная и без церковного сюсюканья. С замечательной иронией написано о том, сколько жуликов в православной церкви, и какие странные люди эти несвятые святые. Продолжая рассказ о жизни в монастыре, должен признаться, что до него вообще не пил. А когда я решил размонашиться, к сожалению, превратился в запойного человека и долгие годы страдал от этого. Уже живя в Париже, я в девятый раз подшивался вместе с Володей Высоцким — у одного и того же врача, в одном и том же госпитале. Избавиться от этого пристрастия сложно.

Необразованность в монастыре была страшная. Когда приехали папские нунции, они привезли в подарок распятие из Ватикана — громадное, по-моему, XVII века и изумительной работы. Первое, что я услышал, это злобное шипение монахов: «Оне же не христиане – католики!». Понимаете? А то, что это была первая церковь, и апостолу Петру Христос вручил ключи от церкви, во внимание не принималось. Я уже не говорю о том, что там силен антисемитизм. Была одна история. Я долго ходил в синагогу со своим знакомым математиком. Его поразило мое спокойное отношение к его иудейству и то, что я не перехожу к ним. Кончилось все тем, что я его отправил в Псково-Печерский монастырь. Он принял там крещение, а затем приехал ко мне, прожил месяц или полтора. И очень жаловался на то, что даже после крещения его называли «выкрестом», «мармошкой» или давали какое-то иное унизительное прозвище. В конце концов он уехал в Израиль и прислал мне оттуда довольно обидное письмо. Сообщил, что вернулся к религии предков и что там его никто не унижает.

Все моменты, который я перечислил, присущи православной церкви и мешают ей двигаться вперед, внедрятся в сознание молодежи и тех людей, которые, возможно, с радостью приняли бы это вероисповедание.

— А.Л: Михаил, к сожалению, у нас остается совсем немного времени. Все-таки как современному человеку сохранить себя? Не поддаться ни идущей со всех сторон дезинформации, ни внутреннему разрушению.
— М.Ш: Вы знаете, это трудно. И посоветовать что-то нелегко, потому, что мы вырастали среди других песен. Я, например, до сих пор, если куда-то еду, вожу с собой полное собрание песен моего любимого Утесова и Клавдии Шульженко. У них в каждой песне – душа, любовь что-то серьезное и настоящее. Сегодня, к сожалению, куда не зайдешь, всюду рычит телевизор, а на экране дрыгающиеся и совершенно безграмотно поющие люди, вызывающие у меня самое безобидное чувство — недоумение. Есть, правда, одна симпатичная женщина, кажется, Ваенга. Я даже записал ее песню, которая исполнялась на ледовом шоу, где за основу взято «А вокруг тишина».

Вы спрашиваете, как сохранить себя? А действительно, как, если идешь по улице, где все безграмотно написано. Или по поводу и без внедряются английские слова. Например, «курица-гриль» вместо «жареная курица». Можно подумать, что западное слово облагородит тухлую птицу! Вы понимаете, я уже шесть раз здесь травился этой самой курой-гриль. Или если раньше мы говорили «блядь» и «проститутка», сегодня — «ночная бабочка» и «интердевочка». В советские времена были «бандюги, убийцы и сволочи», а теперь все «киллеры». Тем самым позорная профессия сразу поднимается на несколько ступенек выше по сравнению с занятиями нормально работающих людей. Поэтому сегодня сохранить себя крайне сложно — и физически, и психически, и духовно. Снова возвращаясь к спорту. Все эти мальчики, беспрерывно говорящие: «Спорт меня делает!». Но ведь если вы думаете о детях и их здоровье, прежде всего их нужно нормально кормить. А сколько сейчас малышей травится в детских садах? Ведь я читаю и собираю газеты! Достаточно зайти в супермаркет, и часто видишь какие-то жуткие фрукты. Я понимаю, что люди вынуждены это покупать и есть. Иногда смотрю через интернет замечательную программу «Специальный корреспондент». Там в том числе рассказывают, что сегодня едят русские. Одним словом, сохраниться во всех смыслах крайне сложно.

— А.Л: Но к этому нужно стремиться по мере возможности.
— М.Ш: Поэтому люди и едут за границу.
— А.Л: Уважаемые телезрители, Михаил Шемякин был сегодня у нас в студии.
— М.Ш: Будем бороться за Россию!
— А.Л: Спасибо вам большое и до новых встреч!

Телеканал «ВОТ!»,
«Особый взгляд»,

0

Добавить комментарий


Нажимая на кнопку «Добавить комментарий», я даю согласие на обработку персональных данных.

 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.