Михаил Шемякин: «Мы опять лучше и правдивее всех. Скоро будем заявлять, что мы счастливее всех»

Интервью для «Эхо Петербурга» в программе «Разворот на Петербург» от 15. 05. 2014 г.

Н. НЕЛЮБИН: Десять минут двенадцатого в Санкт-Петербурге. Всем доброе утро, наверное, для кого-то ещё, для кого-то уже день. В студии «Эха Петербурга» Николай Нелюбин и Татьяна Троянская. Это «Разворот на Петербург». И сегодня весь наш разворот будет посвящен дискуссии, диалогу с удивительным человеком. Художник, скульптор Михаил Шемякин в студии нашей. Добрый день, Михаил Михайлович!

М. ШЕМЯКИН: Добрый день!

Т. ТРОЯНСКАЯ: Здравствуйте.

Н. НЕЛЮБИН: Я скажу сразу что, традиционно, разворот — это программа, где наши слушатели участвуют, поэтому мы сообщим номер для смс: 8 921 579 93 92 Вы можете писать свои вопросы, реплики, и задавать свои вопросы Михаилу Шемякину. Прямо сейчас можете это делать.

Давайте начнем с целей визита в Санкт-Петербург. Вы приехали и привезли с собой несколько любопытных вещей, я просто названия перечислю, потом мы их разберем, «Разрез в искусстве», «Метафизическая голова, метафизический бюст», я знаю, что у Вас будет выставка и что-то еще.

М. ШЕМЯКИН: Прежде всего, я приехал, потому что у меня сегодня вернисаж в Галерее Лазаревых — это довольно любопытная выставка. Я думаю интересная для любителей искусства. Выставка называется «Трансформация с Пикассо», с работ Пискассо. Это 30 работ, выполненных в новой технике Жикле. Я давал свое резюме на некоторые работы Пикассо с довольно интересным каталогом, где включены работы Пикассо, где он дает свое резюме графическое или живописное на работы Веласкеса, Эль-Греко, других старых мастеров. Такая с одной стороны интересная выставка не только посмотреть новые работы, или незнакомые работы Шемякина, а ещё такой экскурс интересных для любителей, что такое искусство, и что такое психология самого процесса изучения старых мастеров новыми мастерами. Если я себя могу причислить к этому лику, во всяком случае, художники более молодого поколения.

Н. НЕЛЮБИН: А где это будет?

М. ШЕМЯКИН: Это будет Галерея Лазаревых, которые работают с интересными художниками многими, которые были моими друзьями, это Михаил Матвеевич Шварцман, вот они выставляют его, и ныне живущий во Франции Олег Цилков. И выставляют западных художников — шведских, норвежских. Довольно любопытные вещи они привозят. Интересная молодая галерея, с которой я начал сотрудничество.

Н. НЕЛЮБИН: Хорошо. А «Разрез в искусстве». Можно про этот проект несколько слов, я прочитал аннотацию к нему, там любопытно написано, разрез, трещина, что-то ещё…

М. ШЕМЯКИН: Да, это у нас открылась в моем фонде очередная выставка научно-исследовательская, которая называется «Разрез в искусстве». Наверху, на втором этаже всегда это материалы, привезенные из Франции, из моего института философии, психологии и творчества, вернее скажем так «лаборатории исследовательской». А внизу очень интересная выставка художников из российской глубинки, петербургские художники, московские, которые присылают свои работы на конкурсной основе, отбираются и выставляются. Интерес к этим выставкам настолько большой, работ много и большинство из них очень интересные, поэтому у нас проходят два вернисажа. Обычно. Не умещаются. Помещение не очень большое, которое выделил в свое время для моей мастерской Владимир Владимирович Путин, но я решил, что лучше мне не живописью заниматься здесь в России, а заниматься образовательными программами. Потому что на сегодняшний день проблема образования весьма существенна, важна и находится в довольно плачевном состоянии, как вы знаете. Поэтому вот такая у нас любопытная выставка. И плюс ко всему я приехал сюда для того чтобы под Москвой в городе Щелково, который называется «городом-космонавтом», или городком будет открываться 27 мая скульптурная композиция, посвященная времени. Называется «Человек-время». Это бронза и гранит. Я работаю в традиционном материале. Вот такие у нас события.

Н. НЕЛЮБИН: Если чуть раньше, для наших слушателей, что называется снять полотно с этого произведения искусства, как это выглядит, и в чем там смысл. Космос — сейчас вещь очень актуальная. Многие наши руководители страны верят, что они скоро Луну освоят и с МКС скоро уйдут. В этом смысле любопытно узнать, что приготовил Шемякин.

М. ШЕМЯКИН: У меня довольно простая композиция: человек, который одновременно является шкафом, на его голове расположены часы в духе Сальвадора Дали с потекшим циферблатом, потому что время — до сих пор непонятное явление: является ли время материей, является ли время чем-то абстрактным, существующем только в нашем сознании. Поэтому это такой немного забавный, такой шутливый памятник, связанный в основном с часами. Будильники, песочные часы, которые вставлены в человека-шкаф. В руке он тоже держит часы, ходики, маленькие. И две скамейки, которые изображают из себя летящих полу-ангелов вместо голов, у которых расположены тоже часы. Вот такая композиция в духе гротеска 17 века французского

Н. НЕЛЮБИН: Астронавты-космонавты, как проводники в этом смысле.

М. ШЕМЯКИН: Да. Был такой заказ. Есть замечательный человек Дмитрий Барченков, который озабочен тем, как сделать Щелково интересным городом, котором могут побывать и туристы, он обустроил набережную выстроил часовню, отель, который связан только с космосом. Все посвящено космонавтам. Такой русский, в хорошем смысле сумасшедший человек. Действительно, он не очень богатый человек, заработав какие-то деньги, старается вложить их в русскую землю и в русскую культуру.

Н. НЕЛЮБИН: То есть не тот человек, который вывозит…

М. ШЕМЯКИН: Да, да, за границу, покупает виллы и прочее, что делают в основном наши богатеи российские. Нет. Но встречаются люди и такие. У меня в августе будет открытие другого памятника. В Калининградской области есть такой город Гусев. Ко мне во Францию прилетала такая группа, которая именует себя GS Group. Это молодые ребята, которые заработав деньги, решили создать небольшой город, буквально на пустом месте. Рядом с тем полем на котором погибло около 40 тыс. русских. Это очень знаменательная точка, потому что первый бой в истории Первой Мировой Войны как раз произошел там. Там конечно нет ничего, чтобы это отметить. И вот эти ребята приехали ко мне с просьбой сделать интернациональный памятник, поэтому там будут вставлены фотографии, выполненные по новой технологии, благодаря чему им не будет грозить холод. Там запечатлены солдаты тех стран, которые принимали участие в боях и карты. Это будет интересно для публики, которая на сегодняшний день не очень посвящена в тонкости того, что происходило в эти трагические годы. Потому что, я думаю, не только для меня, эта война изменила весь ход истории европейской, да и российской.

Т. ТРОЯНСКАЯ: Как мне кажется, этот памятник актуален сейчас, как никогда…

Н. НЕЛЮБИН: Михаил Михайлович, вы следите сейчас за новостями из России, из Украины? Могли бы себе представить год назад такое? Например, накануне пришла новость от Министра иностранных дел Лаврова: Россия не будет посылать войска на Украину.

М. ШЕМЯКИН: Вы знаете, я человек искусства, поэтому не очень силен в политике. Но когда я иногда смотрю газеты, или включаю телевизор, российские, западные новости, я в полном недоумении, что происходит на сегодняшний день. Думаю, для многих жителей России непонятная ситуация, что будет дальше. Поэтому, может вы мне что-то поясните?

Н. НЕЛЮБИН: Обязательно поясним, но пока небольшая пауза.

РЕКЛАМА

Н. НЕЛЮБИН: Мы продолжаем. Я напомню, в студии у нас художник Михаил Шемякин. Наш разговор зашел, он не мог не зайти об этом. Я попытался через вопрос объяснить. По некоторым оценкам Украина и Россия находятся в крайне непростой ситуации, которую предположить было невозможно. Наша пропаганда делит нас просто на белое и черное. Мы однозначно хорошие, то, что сейчас в Киеве…

Т. ТРОЯНСКАЯ: То есть либо патриоты, либо предатели.

Н. НЕЛЮБИН: Да. Однозначно плохие. Уже люди стреляют друг в друга, уже десятки, сотни убитых людей, сожженных, там просто ужас какой, что там происходит. Нам рассказывают про несчастных угнетаемых русских, и их защитников всех мастей. Это с одной стороны. И фашистов и бандеровцев с другой. Причем никого кроме фашистов с другой стороны, по версии нашей пропаганды нет. Вот примерно так.

М. ШЕМЯКИН: Я вот слышал и видел, показывали на экранах телевизоров. Я внимательно следил за выступление Путина. И он как раз сказал, что хорошо понимает тех людей, которые вышли на Майдан, доведенные украинским правительством Януковича до такого состояния нищенского, в котором существовать невозможно и это заставило их выйти на Майдан. Фактически, президент России прекрасно понимал, что на Майдан выходили не бандеровцы, не те люди, которые не сегодня-завтра понесут фашистскую свастику в руках, а вышли люди, измученные несправедливостью, и вроде бы он их как бы даже поддержал.

Н. НЕЛЮБИН: После этого высказывания много чего произошло. Это было достаточно давно. С тех пор и Крым стал российским. С тех пор образовались донецкие, луганские русские республики на юге Украины, которые сейчас с оружием в руках говорят, что это их земля. И с Киевом они больше не готовы жить вместе.

М. ШЕМЯКИН: Да. Происходят какие-то вещи, которые мне непонятны просто…

Н. НЕЛЮБИН: Крым — главное событие для России, в том смысле, что Россия приобрела очень большой кусок территории. Вернула, как принято говорить, сейчас в официальных СМИ. Как вы воспринимаете вот эту ситуацию? Насколько это справедливо, насколько правильно, насколько красиво это было сделано?

М. ШЕМЯКИН: Во-первых, насколько я понимаю, кровопролития в Крыму не было.

Н. НЕЛЮБИН: Слава Богу.

М. ШЕМЯКИН: Поэтому без боя Крым снова стал российским. Что касается моего взгляда, я читал выступление Макаревича, которого я очень уважаю. Чту за смелость, за то, что он имеет мужество высказывать свое мнение, которое идет вразрез со многими. Вот он, например, против, насколько я понял. Он был возмущен, что вдруг, раз и Крым снова вернулся в Россию.

Т. ТРОЯНСКАЯ: Он был возмущен, как это было сделано.

М. ШЕМЯКИН: А как, по правде сказать, я в этом отношении профан. Я знаю, что было какое-то голосование, большинство живущих там… Для меня всегда Севастополь был русским городом. Моя любимая песня: «Последний матрос Севастополь покинул, уходит он с волнами, споря…» И я во всяком случае рад тому, что Крым вернулся в состав России.

Н. НЕЛЮБИН: Здесь есть такой сюжет, некоторые наблюдатели сказали, что это как когда в соседней квартире поссорились на кухне (в Киеве) хозяева этой квартиры, а ты аккуратно зашел в открытую дверь, ложечки забрал и ушел. Дверь аккуратно вежливо закрыл, и больше не открываешь.

Т. ТРОЯНСКАЯ: Либо поселился

Н. НЕЛЮБИН: Ну да. Либо там прописался. Вот на что это похоже. Или все-таки это неуместная сравнение?

М. ШЕМЯКИН: Не знаю, я думаю, если люди проголосовали и решили опять вернуться в Россию, то здесь ничего такого криминального я не вижу. По-моему, выступала женщина. Она, по-моему, советник по государственной безопасности в Америке. Она выступала в Белом Доме и говорила, что исторически все равно это русская земля. И даже она — политический деятель, связанный с безопасностью Америки выступила в защиту того, что произошло с Крымом.

Т. ТРОЯНСКАЯ:: Михаил Михайлович, метаморфозы произошли именно с россиянами. Вы вспомнили Макаревича, а я вспомнила историю, как он недавно выступал в Петербурге. А один человек, бывший поклонник Макаревича собирался на концерт. После всех высказываний он сказал, я не пойду на его концерт, потому что он «предатель» . Понимаете, у людей произошло какое-то смещение в головах. Какие-то расколы в семьях, в друзьях…

Н. НЕЛЮБИН: Люди не общаются, прекращается диалог.

Т. ТРОЯНСКАЯ: Есть те, кто поддерживают, кто не поддерживают. Вот этот ужас. И то, что Россия моментально возвратилась на 20 лет назад, если не больше.

загруженное (1)

М. ШЕМЯКИН: Вообще, то, что сейчас происходит меня настораживает. Я же вырос в атмосфере сплошного квасного патриотизма. И этот патриотизм сегодня на половину квасной таких людей как я настораживает. Потому что я понимаю, что патриотизм должен выражаться не в словах, а в каких-то действиях. А в основном я вижу, что все сводится к бормотанию, к каким-то крикам, что мы опять лучше всех, мы правдивее всех. Мы, наверное, скоро будем заявлять, что мы счастливее всех. Все это уже было пройдено. И если твоя любовь к родине действительно велика, и заполняет всю твою душу, то она прежде всего должна выражаться в чем-то реальном. Деньги не должны вывозиться за границу, все должно вкладываться в Россию, в россиян. Но насколько я знаю, а я бываю в глубинке, я вижу, насколько нищенски обитают люди. Вот была история с Олимпиадой. И в тот же момент показали, не забуду эти кадры, где жители соседних домов приносили для участницы Великой Отечественной войны бутылки с горячей водой. Пожилая женщина, старуха лежала в помещении, где 8 градусов температура. Она жила единственная в бараке, остальных уже выселили. Я подумал, а этой женщине, а их таких сотни, тысячи, а может и сотни тысяч, какое им дело до этих Олимпиад, которые с такой пышностью выстраивал Эрнст?

Т. ТРОЯНСКАЯ: Дело в том, что сейчас население бедное, но гордое. Мы горды за свою державу, мы такие сильные.

Н. НЕЛЮБИН: Я могу привести пример. Друзья моих родителей, техническая интеллигенция, люди дошли до того, что пишут письма с благодарностью Владимиру Путину, искренне.

М. ШЕМЯКИН: Народ прост, незатейлив, его можно понять. Вдруг появилась какая-то отдушина. Хреново живём. Может, по-прежнему коптит керосинка. И вдруг раз, мы чего-то снова отвоевали, что-то вернули. Улыбающийся президент. Становится радостно на душе, верно ведь? Сидишь хлебаешь какие-то вчерашние кислые щи и смотришь телевизор. И вдруг на душе становится где-то спокойнее.

Т. ТРОЯНСКАЯ: И думаешь, что все не так уже и плохо!

М. ШЕМЯКИН: Ну да всё не так уж плохо!

Н. НЕЛЮБИН: И щи не такие кислые, чёрт возьми!

М. ШЕМЯКИН: Как в том анекдоте, который мне Путин и рассказал. Я на что-то пожаловался, а он рассказал, что мужик какой-то хотел повеситься. Полез за веревкой, но нашел там остатки спиртного в чекушке, завалявшуюся сигарету. Выпил, закурил, и сказал, что жизнь не такая уж и плохая (смеётся).

Н. НЕЛЮБИН: Хорошо, что мы вспомнили про Путина. Следующий вопрос будет о нем. Вы с ним встречались. Вы с ним общались.

М. ШЕМЯКИН: Я с ним встречался и в первый срок и во второй.

Н. НЕЛЮБИН: А в третий?

М. ШЕМЯКИН: В третий пока не удосужился.

Н. НЕЛЮБИН: Но мы вернёмся к этой теме после небольшой паузы. Свежий выпуск столичных новостей дышит нам в затылок. Мы должны уступить им место в эфире. Продолжим.

НОВОСТИ

Н. НЕЛЮБИН: 11:34 В студии по-прежнему Михаил Шемякин. Вы сказали, что давно не встречались с Путиным. Как вы вообще видите этого человека. Почему «собиратель земель русских» именно сейчас «родился», а не 5, 10, 15 лет назад. Он же у власти уже 15 лет…

М. ШЕМЯКИН: Каждому овощу, каждому фрукту нужно время созреть. Приходит время, он начинает, как цветок распускаться. Фрукт становится съедобным, нужным. Я думаю, пришло время собирать русские земли. Я не думаю, что будут какие-то собирания земель, которые раньше принадлежали России. Сомневаюсь, чтобы Туркменистан, или Туркистан, или Казахстан, или ещё какие-то другие бывшие республики охотно присоединились бы. Во всяком случае, представить, что Литва, или Латвия снова вольются в состав Российской новой империи — это нереально, конечно. Единственное, что меня настораживает, вернее не настораживает, потому, что я родился в той великой державе, которая считалась самой лучшей, самой справедливой, самой разумной в тот момент, когда полстраны сидело. По крайней мере при мне четверть сидела. Мои друзья сидели в то время, когда ещё лагеря были не смешанные. Например, замечательный петербургский художник Родион Гудзенко, покойный ныне, конечно, он отсидел пять лет за мечту уехать во Францию. Но он сидел в лагере для политических заключенных. Поэтому, когда я смотрю на всё это, меня это все озадачивает… Озадачивает в чём. Я помню, мы месяц были с моей супругой Сарой в Афганистане, где мы нелегально переходили границу, занимались спасением российских военнопленных. Мы прилетели из Карачи. С нами должен был встретиться президент России, но ни Горбачев, ни Ельцин со мной не встретились. Со мной встретился Геннадий Бурбулис. Сказал, что они где-то совещаются всю ночь и прочее. Мы поговорили, дали отчеты свои по советским военнопленным. И когда утром мы проснулись, выяснилось, что СССР уже не было. То есть мы прилетели в Советский Союз, а улетали мы уже из РФ. Это было странно. Мы остановились где-то в гостинице в центре Москвы. Я плохо знаю Москву, хоть в ней родился, но никогда в ней не жил. Я выглянул в окно. Думал, будут толпы с флагами, будут что-то обсуждать. Ведь развалился Советский Союз. Это же не каждый день происходит. И вдруг я увидел совершенно понуро бредущих людей спокойно на работу, шли троллейбусы, никто не кричал, никто не шумел. И дальше так и продолжалось. Сколько дней мы были. Никто не вышел на улицу. Никто не крикнул. Как это так? Отдали то, отдали другое. Отделились, разделились. Было фактически совершено громадное предательство по отношению к российскому народу. Люди проснулись вдруг неожиданно вообще в другой стране. И для того, чтобы выехать, нужно было получать визу, родственникам, чтобы въехать на Украину нужно было тоже получать визу. Было такое уже в своё время. А сегодня вдруг неожиданно российский человек забеспокоился о других территориях. Вдруг! Вдруг взрыв патриотизма. Мне кажется, что патриотизм нужен, но опять же надо к этому подойти так, чтобы он не превратился в квасной.

Т. ТРОЯНСКАЯ: Тут главное понять. Вы сказали, фрукт должен созреть, тут надо понять, на какой стадии наш фрукт находится. Может уже сухофрукт он.

М. ШЕМЯКИН: Знаете, я не живу здесь. Этот анализ ножом и с вилкой должны сделать вы (смеётся).

Н. НЕЛЮБИН: Вот так вот?! По-моему, очень ценное замечание.

Т. ТРОЯНСКАЯ: Анализы мы то можем сделать. Но, знаете, у нас городской комитет по культуре забрасывается всякими доносами, что в том, или ином спектакле они увидели непотребное…

Н. НЕЛЮБИН: Стукачи никуда не делись.

Т. ТРОЯНСКАЯ: Стукачи никуда не делись, понимаете? У нас была история, фильм «Зимний путь», который демонстрировался в кинотеатре «Родина», вдруг сняли с проката, потому что кто-то написал донос в комитет по культуре. И таких доносов, насколько мне известно, очень много. Люди пишут по любому поводу. Сейчас с 1 июля у нас вступает в силу закон о мате. Со сцены мат не должен звучать. Получается, Венедикта Ерофеева мы на сцене не сможем никак увидеть. А как там заменять слова?

М. ШЕМЯКИН: Но раньше ведь обходились без мата.

Т. ТРОЯНСКАЯ: Раньше ведь было другое время.

М. ШЕМЯКИН: Гоголь же обходился как-то. Ревизор в то время казался тоже довольно резким.

Т. ТРОЯНСКАЯ: Так он и сейчас резкий. Мне кажется, это на все времена пьеса.

М. ШЕМЯКИН: Да, на все времена, так же как и Галич. Почему Галича сейчас только-только начинают только сейчас вспоминать. Галич актуален сейчас, как никогда. Промолчи — попадешь в богачи. Опять начинается то же самое время. А, что касается стукачей, которые, как вы говорите, живы. Мне кажется, тут вопрос гораздо более печальный. Ответ вернее. Тут дело не в том, что стукачи живы, или они начинают воскресать. А что стукачество оно где-то в генетическом коде советского человека уже заложено. Мы же воспитывались на Павлике Морозове. Донеси, стань героем. Выследи, стукни, стань героем и все. И это въелось в куда-то сознание в подкорку, генетически.

Н. НЕЛЮБИН: Михаил Михайлович, а вот здесь некоторые патриоты вам скажут, а разве на западе не так? Разве комфорт Европы и Америки не на этом зиждется?

М. ШЕМЯКИН: Построен на стукачестве (смеётся)? Знаете, здесь сложно что-то сказать… Если говорить о том, что там на чём построено, то там во Франции я наблюдаю вот пожилых женщин. Мы иногда там сидим на улице, ждем по делам, когда откроется мастерская, или скульптурная. Вот идут пожилые женщины. Очень ухоженные. Вот ей, допустим, 75 лет, великолепная укладка, седые поблескивающие волосы. Видно, что сделано в хорошей парикмахерской. Они сидят, пьют кофе в очень хорошем кафе, или шоколад. И чувствуется аура этих женщин. Спокойствие. Спокойствие за свои последние годы. Великолепное социальное обеспечение, великолепные больницы. И я смотрю на российских женщин и вижу разницу довольно солидную. Понимаете? И как раз, когда вернулся со своей малой родины, с Северного Кавказа, поскольку я наполовину лицо кавказской национальности, чем я не стыжусь, а очень горжусь, меня спросили журналисты, что меня, прежде всего, поразило на малой родине. Я сказал, отношение к пожилым людям. В России чем старше человек, тем он более не нужен вообще. Эти несчастные пенсионеры, которые живут на какие-то копейки и еле-еле сводят концы с концами. А вот, допустим, у нас в Кабарде: чем старше человек, тем он более уважаемый. Я сидел за столом с нашим старейшиной. Ему было 113, или 114 лет. Самому молодому старейшине было 95. Я был посажен за стол с ними. И это была великая честь мне и моей жене Саре оказана. Во всяком случае я видел с какой бережностью относится к старцам там.

Н. НЕЛЮБИН: Михаил Михайлович, у нас есть ещё несколько принципиальных вопросов. Есть реплики наших слушателей. Вот, например, Виталий пишет, а деньги Шемякина вернул Гергиев?

М. ШЕМЯКИН: Деньги не вернул, пока не вернул (смеётся).

Т. ТРОЯНСКАЯ: У него другие заботы сейчас.

Н. НЕЛЮБИН: Вопрос задан — ответ получен. Может потом, когда будет какой-то итог, Вы поделитесь с нами, расскажите, какой итог у этой истории длящейся и длящейся. Прокомментируйте пожалуйста вот ещё какой момент: Сталин на Невском в руках у одного из руководителей администрации. Сам он говорит, что Сталина ему дали ветераны, и он не мог им отказать. Но при этом этот чиновник говорит, что это его «такая позиция», и он не будет от неё отказываться, но и в работе её использовать не будет. Губернатор это не комментирует. Один из его замов, по культуре, сказал, что сам бы Сталина в руках не понес. В свою очередь глава городского парламента сказал, что Сталин — наша история, но 9 мая это день, который должен объединять. Как Вы к этому относитесь?

М. ШЕМЯКИН: Объединять? Точка?

Н. НЕЛЮБИН: Да. Больше ничего не сказал. Вот как Вы относитесь к тому, что человек отвечающий за молодёжную политику носит портрет Сталина?

М. ШЕМЯКИН: Знаете, для этого нужно просто включить песню Галича. Помните? Выхожу я на площадь Красную. Дрожь пронзит, будто 100 по Цельсию. Вижу — бронзовый генералиссимус шутовскую ведет процессию… Или вот другая его песня про пластинки с речами Сталина: То ли гений он, то ли нет ещё… Это же было время, когда снова решили возродить культ Сталина, и на эту тему Галич, великолепно чувствующий все политические ветерки и сквозники, написал эти довольно страшные песни. Думаю, они актуальны, как никогда. Ведь если мы начинаем уже возрождать культ Сталина, тогда нужно выкопать мумию, если она сохранилась, Берии и всех чекистов, которые мучили российский народ. И вообще сказать, что всё было хорошо. Ну да, погибли миллионы людей. Были замучены. Ну чего такого особенного? Я тоже слышал от одного старого коммуниста: Лес рубят — щепки летят. И в конце-концов, если мы возвращаем учение нашего любимого Владимира Ильича, то попов снова надо брать за бороды и в лаерях их гноить. Или петь любимую песню первых большевиков и молодёжи: Кишкой последнего царя последнего попа удавим.

Т. ТРОЯНСКАЯ: Но у нас очень православный губернатор.

М. ШЕМЯКИН: Православный губернатор. Это тоже меня настораживает. Не верю я в новых, как они назывались, оглашенных в православной церкви.

Н. НЕЛЮБИН: Но он при этом работал в КГБ.

М. ШЕМЯКИН: Знаете, в мое время, если священник занимал большую должность, так называемое чёрное духовенство. Там ведь если вы не приняли монашество, то дальше архиерея, какого-нибудь провинциального собора вы не двинетесь. Поэтому для карьеры вы обязаны были принять сан. Но ни для кого не было секретом, что если епископ руководит какими-то областями, и ему принадлежат эти приходы, то по крайней мере 80% там из них были сотрудниками государственной безопасности. И это можно понять. Люди работали с громадными толпами, с массами. И как допустить туда руководителя, у которого может быть левые идеи… Знаете, я антиклерик. Скажу по правде, я не люблю ни попов, ни священников, ни ксендзов, ни раввинов. Никого. Это моё личное. Я сам когда-то был послушником в монастыре. Думал о том, что я приму монашество. Но когда я там пожил, и увидел монашескую жизнь и вообще всё там… Кстати, я до монастыря не пил, и вышел оттуда сложившимся алкоголиком. У меня разочарование, основанное на личном опыте.

Н. НЕЛЮБИН: Последние минуты, и вопрос как раз в тему. Как Вы относитесь к тому, что наследники Высоцкого патентуют торговые марки из строчек песен Владимира Семёновича, чтобы под этими названиями в том числе разливать водку?

М. ШЕМЯКИН: Я пока не видел ни одной бутылки, поэтому мне сложно сказать.

Н. НЕЛЮБИН: Там названия: «Штрафные батальоны», «Белое безмолвие».

Т. ТРОЯНСКАЯ: «Белое безмолвие» — это, видимо, уже о последствиях.

М. ШЕМЯКИН: «Чужой дом»! Не знаю, на сегодняшний день людям так понадобились деньги, что готовы торговать всем и вся? Не знаю, Никита пошел на это, или нет. Я говорю, пока я не увидел достоверно эту бутылку, не могу дать никакой оценки.

Н. НЕЛЮБИН: А вообще, так можно, или нельзя?

М. ШЕМЯКИН: По-моему, сегодня в России все можно. Страна всё-таки одна из самых свободных (смеётся). Захотели и…

Н. НЕЛЮБИН: Захотели, чтобы Шемякин был здесь, и пожалуйста (смеётся).

М. ШЕМЯКИН: Да, сидит и балаболит!

Н. НЕЛЮБИН: К сожалению надо заканчивать, но скажу, что ведь наверняка на сайте Вашего фонда вся информация о ваших новых проектах есть?

М. ШЕМЯКИН: Да всё есть. Я всегда говорю, пока я жив, как раньше говорили, служу Советскому Союзу! (все смеются)

Н. НЕЛЮБИН: Михаил Шемякин был в студии Эха Петербурга. Спасибо!

0

Добавить комментарий


Нажимая на кнопку «Добавить комментарий», я даю согласие на обработку персональных данных.

 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.